Исполнилось 85 лет одному из самых заслуженных и уважаемых «эмковцев» — Аркадию Петровичу Удальцову, который занимал кресло главного редактора «Московского комсомольца» в конце 1960-х — начале 1970-х гг.

Главным редактором "МК" был инженер-электронщик

В списке «капитанов», возглавлявших столичную «молодежку» за всю ее более чем вековую уже историю, Аркадий Удальцов оказался 34-м по счету. А вот что касается времени пребывания на «капитанском мостике» «Московского комсомольца» — здесь он входит в тройку главредов-лидеров. Аркадий Петрович руководил журналистским коллективом нашей газеты на протяжении более чем шести лет — с марта 1968 года по апрель 1974-го.

Появлению этого нового руководителя столичной молодежной газеты предшествовал довольно длительный период «безначальствования». Предыдущий главред — Игорь Бугаев — еще осенью 1967 года по желанию тогдашнего «хозяина» столицы Гришина был срочно затребован на работу в горком КПСС. На протяжении последующих четырех месяцев выпуском номеров «Московского комсомольца» «рулил» временный назначенец — и.о. главного редактора. А вот нового полноценного руководителя для коллектива газетчиков в высших партийных и комсомольских кругах Москвы подобрать никак не могли.

Кого только не сватала молва на эту должность! Тем удивительнее оказался итог затянувшейся эпопеи. В кресле главного оказался Аркадий Удальцов — человек, никогда до того не занимавшийся журналистикой профессионально, технарь — инженер-электронщик по специальности.

— Аркадий Петрович, как же случился столь удивительный кульбит в вашей карьере? Тут впору говорить «его величество случай»?

— Могу ответить фразой из написанной мною книги: «Я не планировал свою жизнь, все получилось как получилось». До поры до времени действительно не имел никакого отношения к журналистике. После окончания факультета электроники и спецприборостроения Московского энергетического института работал по распределению в Жуковском — инженером в знаменитом ЦАГИ, занимался электронными системами для авиации. А по комсомольской линии получил общественную нагрузку, связанную с организацией работы популярных тогда летних молодежных трудовых лагерей.

В один прекрасный день захотелось написать статью, поделиться своими наблюдениями по этому поводу, накопленным опытом… Ее опубликовал журнал «Комсомольская жизнь». А после этого меня вдруг начали атаковать из «Комсомольской правды», из журнала «Молодой коммунист» — просили написать и для них. Честно говоря, так и не понял, чем та моя первая статья была уж столь хороша, но, видимо, редакторы в ней что-то такое рассмотрели…

В результате начал регулярно печататься в «Комсомолке». Но все это происходило тогда на уровне занятий «сочинительством» в свободное от основной работы время. Поэтому, когда позвонили из столичного горкома комсомола с предложением стать главным редактором «Московского комсомольца», был очень удивлен. Однако согласился. А осваивать все премудрости газетной кухни пришлось уже прямо в процессе работы главредом. И тут с благодарностью вспоминаю тогдашних сотрудников «МК». Многие из них были опытными газетчиками и помогали своему новичку-шефу в различных ситуациях. Так и проработал вполне благополучно в «Комсомольце» шесть лет…

— Неужели за столь долгий срок не возникало каких-то экстремальных ситуаций, связанных с публикациями в «молодежке»? А строгая тогдашняя цензура? А неистребимый бич газетчиков — опечатки, в которых можно усмотреть политический подтекст?

— Бывало, конечно, всякое за годы моего руководства «МК». В том числе и серьезные казусы с опечатками, пропущенными корректурой. Один из этих случаев даже стал редакционной классикой. Мы опубликовали статью, посвященную успехам отечественной космической техники, и там в слове «космической» была пропущена буква «с». В итоге получился рассказ о достижениях «советской комической техники». После выхода номера на редакцию обрушился шквал возмущенных «сигналов» от бдительных читателей. Досталось мне и от партийного, комсомольского руководства города. Но до серьезных «оргвыводов» по поводу работы главного редактора дело все-таки ни в этом, ни в других подобных случаях в то время уже не доходило.  

— Вернемся к «волшебному» превращению инженера-электронщика в главреда молодежной газеты… Подобные «игры случая», резко меняющие жизнь, еще когда-нибудь происходили с вами?

— Да, бывало такое. Работал я в «МК», а где-то на совершенно иной орбите существовала «Литературная газета» — одна из самых главных в те годы газет страны. Руководил ею известный писатель Александр Чаковский. У него была дочка Екатерина, любившая читать «Московский комсомолец». Однажды папа при ней обмолвился: мол, нужно мне заместителя найти, который занимался бы подготовкой общеполитической части публикаций газеты. А Катя возьми да посоветуй меня взять на эту должность!.. Именно такую версию событий мне доводилось слышать.

Как бы то ни было, но однажды раздался телефонный звонок и мне предложили перейти в «ЛГ» одним из замов Чаковского. Так внезапно закончился мой «эмковский» период и начался «литературногазетный», который продлился без малого четверть века — вплоть до конца 1990-х. Причем и там тоже получились повороты, мною не ожидаемые.

Проработав в «Литературной» почти 17 лет заместителем главреда, я никогда не предполагал, что поднимусь в редакции еще ступенькой выше и стану во главе всего ее журналистского коллектива. Однако именно это случилось в начале 1990-х. Тогда в стране возникла мода избирать на руководящие должности. Выбирали директоров магазинов, главных режиссеров театров… Вот и у нас в «ЛГ» коллеги на собрании избрали меня главным редактором. После этого несколько лет руководил редакцией газеты, спасая ее от весьма возможного в тот период развала.

— Перейдя из «легковесной» «молодежки» в маститую «взрослую» газету, вы, наверное, ощутили разницу в подчиненных кадрах: здесь работают журналисты совсем другие, чем в «МК»…

— Конечно, ощутил. Однако сформулировать то, какие они «другие», мне довольно трудно. Корреспонденты тогдашнего «Комсомольца» в своей работе были больше нацелены на информационность, а в «ЛГ» акцент делался на глубину исследования темы, проблемность…

— Но со временем с «Московским комсомольцем» произошли серьезные метаморфозы. Многие отмечают, что современный «МК» стал очень «убедительным» газетным изданием, где можно найти много серьезных аналитических статей, экспертных оценок. То есть вчерашняя «молодежка» отличается теперь куда большей глубиной журналистских материалов. Вы разделяете такое мнение?

— Разумеется. Благодаря компьютеру я регулярно просматриваю свежие номера газет, в том числе обязательно мои любимые «МК» и «Литературную газету». Признаюсь честно — в основном именно просматриваю. Однако порой в «Комсомольце» открываю какую-нибудь зацепившую меня статью. А вот в других ежедневных изданиях мне такие зацепки почти не встречаются. Тут большое значение имеет фирменный стиль «МК» — сама постановка вопроса, неожиданный поворот темы, обозначенные в анонсе, заставляют меня нажать кнопку и открыть весь текст публикации, чтобы прочитать его полностью. Повторюсь: с «Московским комсомольцем» это происходит у меня довольно часто.

— За свою долгую журналистскую карьеру вы встречались и делали интервью со многими известными, знаковыми людьми. Кто-то запомнился особо из этого длинного списка?

— Вы провоцируете меня на длинный рассказ. Ведь таких людей было действительно очень много, начиная с легендарного исследователя океанских глубин француза Жак-Ива Кусто, которого ныне уже основательно подзабыли. Моими собеседниками становились и первые лица крупнейших стран — американский президент Никсон, западногерманский канцлер Коль… Впрочем, после услышанного от вас вопроса несколько фамилий сразу всплывают в памяти — значит, встречи именно с этими людьми оставили наиболее яркий след.

Конечно, очень интересно было слушать только что лишившегося своего президентского поста Михаила Горбачева, который пришел в редакцию. Он говорил тогда о произошедших событиях абсолютно не так, как это подавалось в СМИ: почему не удалось сохранить Союз, почему он вынужден был уйти… Даже сам факт того, что удалось вытащить тогда Михаила Сергеевича к нам в «ЛГ», заставил меня запомнить это интервью.

Другой пример — встречи со знаменитым виолончелистом Мстиславом Ростроповичем. Он был у нас в редакции дважды, и я до сих пор не забываю проявившуюся оба раза «мелочь». Как всемирно известный музыкант настаивал, чтобы я называл его во время беседы просто по имени. «Мстислав Леопольдович…» — «Нет, я просто Слава!» И возникала при разговоре с ним легкость, которая очень редко бывает, когда общаешься со знаменитостями. Такое не могло не запомниться.

— Пять лет назад, к своему предыдущему юбилею, вы выпустили двухтомник…

— Теперь это уже трехтомник. Еще один том вышел в прошлом году.

Главным редактором "МК" был инженер-электронщик

— Расскажите подробнее, что за книга, о чем она?

— Называется «И что сбылось…». Впрочем, посчитал нужным дать еще расшифровывающий подзаголовок: «Как мы жили и выжили на переломе веков…». Это довольно подробная летопись нескольких последних десятилетий. Постарался упомянуть все важнейшие события, которые произошли в России и мире, причем в самых разных областях жизни: политические, экономические, культурные, даже климатические. Но при этом решил поделиться с читателем и собственным взглядом на происходившее, используя накопившиеся дневниковые записи, личные воспоминания… Давал описания в хронологическом порядке, прямо по месяцам: каждый месяц каждого года — отдельная глава.

Я начал писать эти «хроники» в 1999-м, после того как оставил пост главного редактора в «ЛГ». Первоначально думал ограничиться периодом до 2014 года. Таким образом, в двухтомнике получилось охватить 16 последних лет — в общей сложности 192 главы…

— Но вы только что упомянули о трехтомнике… Проект разросся?

— Оказалось, что остановиться трудно. В мире по-прежнему происходит очень много серьезных событий. Поэтому решил продолжить такое помесячное повествование. Третий том, охватывающий период с 2015-го по 2019-й, вышел на бумаге в прошлом году. А я продолжаю работать: готовы главы, посвященные хронике 2020 года, сейчас занимаюсь годом 2021-м… По моим планам каждый новый том должен охватывать пятилетний период. Так что предстоит «накопить» для четвертого тома главы, относящиеся к 2022-му, 2023-му, 2024-му. Получается, что сам себе поставил жесткие условия: нужно протянуть по крайней мере еще три года, чтобы закончить эту часть моего литературного проекта.

— Остается от души пожелать вам осуществления таких планов!

Редакция «МК», журналисты газеты поздравляют Аркадия Петровича Удальцова с его юбилеем. Здоровья вам, новых написанных книг, новых интересных встреч!

Добавить комментарий